Система Orphus
  Сайт второшкольников
Написать
письмо
100-летие М.А.Прокофьева Печать
18 ноября исполняется 100 лет со дня рождения Михаила Алексеевича Прокофьева, учёного-химика, профессора МГУ, Академика АПН, первого министра Просвещения СССР. В 1966 г. он создал Министерство просвещения СССР, которым руководил около двадцати лет (до 1984 г.).  "Учительская газета" приводит ряд занятных воспоминаний о нём в статье "Прокофьев - это эпоха. В науке, в образовании, в жизни..."

Приведём ещё одну цитату из работы «200 лет журналу "Народное образование"».
"Михаил Алексеевич Прокофьев - один из самых заслуженных министров просвещения за двухсотлетнюю историю российского правительства. Именно на это время в нашей стране пришелся переход ко всеобщему среднему образованию, занявший первые десять лет работы Прокофьева в правительстве. В шестидесятые годы Михаил Алексеевич ратовал за дифференцированный подход к вопросам обучения. По предложению Прокофьева, во многие школы внедряли специализацию, как тогда говорили, "уклоны". (Как это близко и понятно второшкольникам!)

В связи с юбилеем Михаила Алексеевича приведём и выдержку из 27 выпуска "Хроники текущих событий" (15 октября 1972 года). Обратим внимание на окончание статьи и поблагодарим министра за попытку спасти нашу школу!

КОНЕЦ ВТОРОЙ ШКОЛЫ

     К 1  сентября  1972  года  фактически   прекратила   свое
существование московская  физико-математическая  школа  N   2,
бывшая прежде одной из самых популярных в городе.

     На протяжении   8   лет   учителя   школы   работали   по
экспериментальной программе, давая детям, наделенным заметными
способностями   к  математике,  повышенные  знания  в  области
физико-математических  дисциплин.   Сверх   обычных   классных
занятий  ученики посещали лекции университетских профессоров и
специальные семинары,  руководимые  аспирантами  и  студентами
старших   курсов   МГУ.   Видные   ученые-математики,  физики,
психологи - безвозмездно работали со школьниками, одновременно
решая  ряд  вопросов,  связанных  с  проблемой  форсированного
развития  учащихся.  Дело,   однако,   не   сводилось   ни   к
эксперименту, ни к узкой специализации.

     Руководители школы,  заботясь  о  всестороннем   развитии
ребят,   стремились   доверить   преподавание  всех  предметов
наиболее  сведущим,  чутким  к  запросам  ребят  педагогам.  В
результате  школа  приобрела  широкую известность.  Количество
заявлений о приеме росло из  года  в  год,  превышая  наличные
вакансии  в  три-четыре раза.  Ученики ездили в школу из самых
отдаленных районов Москвы, а некоторые из пригородов. Учеников
школы  стали  отличать  в  вузах.  Но не только по признаку их
высокой  физико-математической  подготовки,  а  по   любви   к
литературе,  по остроте интереса к общественным проблемам,  по
характеру вопросов,  задаваемых преподавателям  идеологических
дисциплин,  по  привычке  не  принимать  на веру недоказанное.
Сведения о   "духе"   школы  N  2  постепенно  скапливались  в
кабинетах ответственных лиц вплоть до начала 1971 года,  когда
бывший  учитель школы И.Х.СИВАШИНСКИЙ подал заявление о выезде
в Израиль,  а  его  дочь  -  десятиклассница  -  о  выходе  из
комсомола.  С  этого  момента партийные власти района и города
стали готовить практические шаги.

     Около 4  месяцев  (с  марта  по  июнь)  школу обследовали
десятки инспекторов.  Старательно выискивались  упущения.  При
составлении    сводного    акта   проверки   главные   причины
недовольства школой - причины идеологические - были  спрятаны.
За  ширмой самых обычных "недочетов руководства",  имевших или
якобы имевших место в школе N 2,  уволили директора и трех его
помощников. В знак протеста школу покинуло несколько учителей.
Профессорские лекции  постепенно  сошли  на  нет.  Ученики  из
отдаленных районов перешли в обычные школы.  Но еще оставались
в школе учителя, мешавшие проведению нового курса. И в феврале
1972  года  начался  новый этап чистки.  Школу вновь наводнили
группы инспекторов.  В центре их  внимания  оказались  еще  не
выжитые  историки  и словесники старого состава.  В результате
все историки (кроме одного,  работавшего лишь год  при  старой
администрации)  и  все  словесники  принуждены  были  оставить
школу.

     К сентябрю  1972 года число поступающих в школу N 2 резко
сократилось.  Появились  открытые  вакансии.   Просвещенческие
власти взяли на себя заботу о вербовке учеников. Кандидатов на
освободившиеся  учительские  места  стал  утверждать   райком.
Многих  приходилось агитировать.  Агитация часто подкреплялась
обещанием  новых  квартир.  Есть  сведения,   что   участников
обследования школы  N 2 и составителей протоколов уже поощряют
(в  частности,  заграничными  командировками).  Действиями  по
ликвидации "элитарной" школы персонально руководили: ЯГОДКИН -
один из секретарей МГК КПСС,  ПЕРОВА  -  завотделом  школ  МГК
КПСС,  АРХИПОВА  - первый секретарь Октябрьского райкома КПСС,
ЦВЕТКОВА   -   завотделом   Октябрьского   РОНО*,   АГЕЕВА   -
учительница.  В  процессе  ликвидации  школы  за  нее пытались
вступиться (в форме частных просьб) многие  влиятельные  лица,
включая министра просвещения СССР ПРОКОФЬЕВА, но все оказалось
тщетным.
__________
     * - Районный отдел народного образования.